Развивающие игрушки

Самое главное в жизни - игра

Игра ребенка — это очень важная «работа». Но работа особая, она одновременно доставляет удовольствие, развивает и обучает, вводит в общество. В игре ребенок моделирует свою взрослую жизнь и фактически творит самого себя. И родители тоже, организуя игру ребенка, моделируют и творят его жизнь.

Из детской игры вырастает и стиль взаимодействия личности с обществом. С этой точки зрения игра является деятельностью, в которой наиболее полно проявляются личностные особенности ребенка вообще. Игра ребенка -Н действительно очень серьезное дело, ведь из нее вырастает личность взрослого.

М. Горький: «Игра — путь детей к познанию мира, в котором они живут и который призваны изменить».

Игра дает ребенку знания о нем самом. Он узнает, что может сделать в мире, в чем силен и, в чем слаб и как ряд неудач может привести к успеху.

Играя, малыш укрепляет, свои мускулы, улучшает восприятие, овладевает новыми умениями, освобождается от избытка энергии, упражняется в решении жизненных задач, учится общаться с другими людьми и, наконец, познает ценности и символы своего мира. Ребенок в игре переживает жизнь, пока еще недоступную ему в действительности. Особое значение игра имеет для развития произвольного поведения малыша. Под произвольным поведением понимается поведение, независимое от непосредственных побуждений, свободное как от диктата непосредственных - импульсов, так и от диктата внешне заданных образцов и эталонов. Для такого поведения необходимо не только отделение от своих непосредственных побуждений, но и от внешних эталонов, их переосмысление. В игре рождается и функция контроля. Играя, с одной стороны, ребенок выполняет свою роль, а с другой — контролирует свое поведение. Произвольное поведение характеризуется не только наличием образца, но и наличием контроля за выполнением этого образца.

Детское сообщество является наиболее древним институтом социализации ребенка. Игра как нерегламентированная взрослыми деятельность становится способом преодоления разрыва между поколениями. В игре происходит усвоение общих смыслов и мотивов человеческой деятельности, воспроизведение социальных отношений, религиозных представлений. Через игру в опосредованной форме ребенок включается в жизнь взрослых. Это не просто моделирование деятельности взрослого, а свободно-творческое обращение со смыслом деятельности взрослого. Поэтому можно сказать, что детская субкультура относительно независима от взрослых и во многом обусловлена игрой.

Что такое игра?

Детскую игру ученые изучают уже более шести столетий. Современное понимание игры выросло из попыток ее философского осмысления в прошлые века. Еще Августин Блаженный, выдающийся философ Средневековья, писал: «Забавы взрослых называют делом, а забавы детей — тоже дело». О подобном писал и выдающийся польский гуманист первой половины XX века Януш Корчагс «Детские игры — подражание серьезной деятельности взрослых... Подражание? Нет, нечто значительно большее и ценнейшее». Фактически в этих фразах очень емко отражено понимание игры ребенка как очень серьезного дела. Пожалуй, каждый родитель убеждается в этом на примере воспитания своего чада. Например, во дворе ребенок катит перед собой грузовик, полный песка. Это мы видим со стороны. Но что в этот момент ощущает сам ребенок? Он же настоящий водитель! Он выполняет важную работу — везет груз!

Опыт психологов показывает, что очень многие проблемы во взаимоотношениях родителей и детей возникают от того, что родители не дают детям быть естественными в игре — не принимают или принимают неудачно те роли, в которые играют дети. А роль, которую ребенок берет на себя в игре, обязательно должна быть прожита полностью, должна быть реализована! Иначе- часто на долгие годы детская непрожитая игра и роли будут пробиваться ростками чувства неудовлетворенности сквозь толщу реальной жизни.

Сначала философы считали, что игра — это лишь наслаждение, удовольствие, что люди, независимо от того, взрослые это или дети, вообще играют лишь от избытка сил. И отчасти это действительно так. Обратите внимание, как весело и непринужденно, как естественно дети ведут себя в игре. Более того, находясь в состоянии игры, дети устают намного медленнее. Они могут практически без устали преодолевать по двору километры, между те, м как в реальной жизни ходьба утомляет их уже на первой сотне метров.

Представление о том, что игра лишь удовольствие, бытовало вплоть до начала XX века, до тех пор пока её; изучением достаточно активно не занялись биологи и искусствоведы специалисты, рассматривающие игру с биологических позиций, считали, что игра есть условие для развития природных наклонностей ребенка. А ученые другого направления преимущественно понимали игру как своеобразную культурную функцию ребенка. То есть, по их мнению, игра несет в себе огромный потенциал социального наследия, благодаря игре ребенок «врастает в культуру» (Л. С. Выготский).

Выдающийся нидерландский историк культуры XX века Й. Хейзинга в своем труде «Человек играющий» отмечал, что, если проанализировать человеческую деятельность «до самых глубин сознания», она покажется не более чем игра. Пожалуй, с таким же успехом можно сказать, что из детской игры вырастает личность взрослого. В частности, немецкий философ и психолог Эрих Фромм много писал о том, что ребенок в игре моделирует свою взрослую жизнь. Человек в игре творит самого себя. Именно последний тезис — о творении самого себя в игре — является одним из основных в психологии детской игры. Например, вспомните, во что вы играли в детстве, проведите параллель с тем, что вы делаете сейчас.

С этой точки зрения игра является деятельностью, в которой наиболее полно, в каждом игровом действии, проявляются грани человеческой деятельности вообще. И в этом плане игра очень показательна.

Очень яркий немецкий философ и эстетик К Гроос в ЗО-е годы XX века предположил, что игра является «упражнением природных наклонностей». Иными словами, в игре ребенок развивает свои природные дарования. Психологами давно подмечено, что любящий свою работу врач в детстве любил играть в «Доктора Айболита», а асу-шоферу еще в детстве нравилось «крутить баранку». Природный потенциал в любой степени его выраженности (талант, одаренность) заявляет о себе достаточно рано — в самые первые годы жизни. И это неминуемо проявляется в детской игре.

Примерно в середине XX века ученые пришли к мысли, что игра несет в себе все названные выше функции: и удовольствия, и развития, и освоения социального пространства.

Постепенно исследования детских психологов (буквально в последние десятилетия) показали, что роль игры в жизни ребенка едва ли можно переоценить, что два понятия — игра и детство — просто невозможно разделить и изучать их вне зависимости друг от друга. По мере того как ученые исследуют феномен игры, они все более применяют игру и в практике воспитания, и психологической помощи, и коррекции поведения детей, и в их творческом развитии.

Игра ребенка — удивительный феномен. В ней неповторимым узором переплетаются реальность и фантазия, пробуждаются природные дарования ребенка

Игру ребенка с полным правом можно назвать очень важной работой. Это работа особая: она одновременно доставляет удовольствие, развивает, обучает, вводит в общество. Это работа, без которой детство немыслимо. Попытайтесь представить себе ребенка, который не играет. Что же он тогда делает?

Неиграющий или монотонно играющий ребенок, без выраженной эмоциональной вовлеченности в игру, — очень важный показатель неблагополучия. Либо в настоящее время ребенок просто устал или болен, либо есть некоторые изменения в его психическом развитии. Правда, об изменениях в психическом развитии уместно говорить тогда, когда игра сохраняет свою монотонность длительное время. Но и в том и в другом случае следует проконсультироваться у специалиста.

Лэндрет: «Игра — это единенная центральная дельность ребенка, имеющая место во все времена и у всех народов! Детей не нужно учить играть; не нужно заставлять их играть. они играют спонтанно, с удовольствием, не преследуя никаких определенных целей».

Согласно одной из теорий, игра возникает в процессе эволюции в результате изменения статуса ребенка в системе общественных отношений.

В первобытных обществах основным средством воспитания было непосредственное включение детей в производительный труд взрослых. Чем выше уровень развития общества, тем сложнее становится период подготовки ребенка ко взрослой жизни. Игровые действия приобретают соревновательный характер, возникают игры с соревнованиями, игры с правилами. Таково, в общем плане, развитие игры в истории. Что касается происхождения игры в процессе жизни конкретного человека, то рождение игры происходит внутри предметной деятельности малышей. К этому сегодня склоняются многие исследователи детской игры. Появление игры важно еще и в социальном плане, с точки зрения уравнивания отношения ребенок — взрослый, с точки зрения возможности понять мир ребенка и мир взрослого как равноправные, находящиеся в диалоге между собой.

Исследования психологов показывают, что полноценно развивающемуся ребенку даже несколько минут трудно удержаться от того, чтобы не поиграть. Состояние игры для ребенка естественно. Причем интересно следующее: само отсутствие состояния игры, равно как и его присутствие, вряд ли ребенком осознается, поскольку игра — это естественная форма реализации потенциала ребенка, это форма его жизни. Подобно тому, как мы не осознаем, что дышим, так и ребенок не осознает, что он играет. Именно в этом прелесть и загадка детской игры.

О сюжете и роли в игре

И. Ю. Кулагина: «Дошкольное детство — большой отрезок жизни ребенка. Условия жизни в это время стремительно расширяются: рамки семьи раздвигаются до пределов улицы, города, страны. Ребенок открывает для себя мир человеческих отношений, разных видов деятельности и общественных функций людей. Он испытывает сильное желание включиться в эту взрослую жизнь, активно в ней участвовать, что, конечно, ему еще недоступно. Кроме того, не менее сильно он стремится к самостоятельности. Из этого противоречия и рождается ролевая игра — самостоятельная деятельность, моделирующая жизнь взрослых».

Период жизни малыша, о котором мы говорим, — это время, когда ведущей деятельностью для ребенка становится сюжетно-ролевая игра. Практически все поведение ребенка трех — пяти лет соткано из игры. Ребенок неосознанно и порой едва заметно для родителей попадает в сказочный мир игры и становится его полноправным властелином. Он проникает в этот мир постепенно, взяв с собой опыт предметно-манипулятивной деятельности, которая является ведущей для более раннего возраста. Собственно, само рождение игры и происходит благодаря манипулированию предметами, когда предмет постепенно из объекта или орудия манипулирования действия превращается в участника взаимодействия.

Почему же в этом возрасте игра называется сюжетно-ролевой?

В игре ребенка этого возраста всегда происходит развитие какого-либо сюжета, как, например, в театре. Независимо от того, что делает ребенок: строит замок из песка или мчится на палочке-коне, в его сознании разворачивается некое действие, имеющее определенную историю и предполагаемое будущее. И ребенок в настоящий момент — часть этого сюжета. В этом и заключается сюжетность игры.

А ролевой игра называется потому, что ребенок в игре создает некую новую роль для себя, то есть в игре он отстранен от самого себя. Домик строит не он (Миша, Саша), а Строитель. И на палочке-коне тоже мчится не он, а Всадник. Когда дети играют, они свято верят, что все это реально. Они с пронзительной искренностью и быстротой «вживаются» в жизнь героев, в их внутренний мир, который сами и создают.

...Однажды четырехлетний Дима в детском саду играл роль петушка Пети. На него надели красные сапожки со шпорами из проволоки и красный гребешок из бумаги. Дима за несколько минут освоил «петушиную» походку и научился громко-громко кричать «ку-ка-ре-ку!». После игры Дима долго не снимал костюм и недоумевал, почему взрослые лишают его того, что по праву является его частью. Даже спустя несколько дней воспитатели еще не раз замечали, как Дима либо прохаживался по коридору «петушиной» поступью, либо имитировал еще что-нибудь из поведения его героя.

Подобное увлечение игрой достаточно часто встречается у впечатлительных детей. Конечно, через какое-то время это проходит, на время уступая место другой игре. Дети в большинстве своем, как в приведенном выше примере, искренне вживаются игру.

В пять-шесть лет и позже, когда ребенок становится школьником, его игровая деятельность тоже постепенно трансформируется, становясь более реалистичной. Так, в игре; ребенка проявляется больше ориентация на соревновательность — например, кто нарисует самое загадочное животное или придумает самую веселую шутку, — стремление сделать ее правила ясными, понятными для других участников. Постепенно ребенок начинает осознавать смысл и цели игры.

Собственно, игра сопровождает человека на протяжении всей его жизни. И взрослые тоже играют. Но игра, где рождается сюжет и роль, есть только в период дошкольного детства. Именно в этом и заключается ее колоссальное значение.

Из чего состоит игра

О. М. Дьяченко, Т. В. Лаврентьева: « С южетно-ролевая игра — это игра коллективная, и именно она формирует у ребенка умение устанавливать отношения со сверстниками».

Если проследить этапы развития игровой деятельности ребенка, нетрудно заметить, что игра как некий осмысленный процесс (а детская игра всегда осмысленна) связана с рядом понятий: целью, предметом, ролью и сюжетом.

Предмет игры. Стоит заметить, что по-настоящему свободный ребенок играет когда хочет, во что хочет и как хочет. Можно еще добавить с кем (или с чем) хочет. Предметам для игр может стать все что угодно: и обычная игрушка, и случайно подобранная щепка или палочка, которая, обретая смысловое назначение, становится объектом игровой деятельности. Это может быть и нечто достаточно абстрактное с точки зрения взрослого, например листок белой бумаги. Однако в глазах ребенка этот листок будет иметь абсолютную ценность, поскольку с другим листком, пусть даже точно таким же, начнется совершенно другая игра. Предмет игры совсем не обязательно материален. Ребенок может играть и с воображаемым предметом, однако его игра не станет менее интересной.

Ребенок сам определяет время и место игры (абсолютно не соотнося это время и место с категориями «можно» и «нельзя», не считаясь ни с режимом, ни с необходимостью еще какой-то деятельности, которая требуется от него по разумению взрослых). Фактически свобода ребенка по-настоящему начинается там, где становится возможной свободная игра в свободном времени и пространстве. Безусловно, мы рассматриваем сейчас идеальный вариант. В реальности же, как правило, свобода чем-либо ограничивается. Однако ограничения позволяют очертить границы игрового пространства. Именно с этим связано разделение общего поля игры на действительный и фантазийный пласт. Если выделены рамки игры, ребенку легче распределять роли и при необходимости придумывать новые. И конечно, самому выстраивать сюжет.

Понятие «сюжет». Согласно одному из определений, сюжетом называется некая рамка событий, задающая их последовательность. Применительно к возрасту три — пять лет сюжет — то, во что играет ребенок. Именно сюжетом определяется игра как таковая, именно сюжет в конечном итоге является главным звеном усложнения игр разных возрастов.

Заметим, что в зависимости от типа игры сюжет может определять как временные и пространственные рамки, так и всю динамику игры. При этом важно не путать понимание сюжета ребенком и взрослым. Так, у режиссера сюжет охватывает все произведение целиком, для актера же является отправной точкой действия. В социальных играх мы все, и взрослые, и дети, находимся на актерской позиции. Кстати сказать, в профессиональной актерской игре очень многое от игры детской. И уж конечно, дети, в свою очередь, превосходные актеры.

Сравнение понятий «детско-актерская» и «актерско-детская» игра приводит нас к необходимости осмысления важной составляющей игры — ее потенциала. Дело в том, что возможности развития личности вне потенциала игры просто не существует. Иными словами, личность развивается через игровой пласт, через игровые действия.

Усложнением или упрощением сюжета мы, взрослые, специалисты и неспециалисты, «отсчитываем» уровень развития ребенка в рамках игровой деятельности. Для самого же ребенка сложность или простота сюжета имеют одинаковую ценность и значимость, если наличествует интерес к самому процессу игры.

В процессе детской игры происходит усложнение и разделение эмоций. Речь идет не о полярности эмоций (положительные и отрицательные), а, скорее, об удачности — неудачности действия, желаемое — нежелаемости роли. Ребенок испытывает радость или огорчение в зависимости от результата действия. В процессе игры собственные действия не воспринимаются с той эмоциональностью, с какой это происходит вне игры действительности. То, что в игре может быть негативно воспринято сейчас, получит другую оценку с изменением сюжетного хода или ролевого действия. В реальном же мире событийность воспринимается достаточно однозначно. Вообще, увлеченный игрой ребенок воспринимает внешний мир как черно-белый. И лишь значительно позже вместе с усложнением игры и постеленным ее вливанием в существующую действительность (феномен стирания границ) происходит расцвечивание мира теми красками, которые ранее существовали только в игре.

В игре ребенок учится анализировать собственные действия и действия других участников игры. Нам же, взрослым, игра дает возможность анализировать эти действия вместе с ребенком и таким путем воздействовать на него.

Сюжет детской игры имеет несколько важных функций. Одна из них — упорядочение коммуникативных отношений, общение в строго заданных — ролевых — рамках, опыт проживания которых в дальнейшем переносится из игровой деятельности в реальную действительность. В такой игре ребенок учится общаться по правилам.

Сюжетная игра требует от ребенка использования новых понятий. Наполняя некие «абстрактные» для себя термины конкретным содержанием (верным или неверным, то есть соответствующим или несоответствующим действительному значению), ребенок учится простейшим навыкам структурирования пространства и придания смысла предметам и явлениям окружающего мира. Привнося в эту систему эмоции, то есть, эмоционально выражая свое отношение к неким событиям или персонажам, он тем самым развивает морально-нравственную сферу.

Значение игры в развитии личности ребенка

А. С. Спиваковская: «Для ребенка игра не всегда милая забава, часто это труд преодоления себя. Словом, игра — это целый мир... И руководство детской игрой — серьезная проблема для взрослых».

В игре таится такой огромный заряд для психического и личностного развития ребенка, что ученые до сих пор регулярно задаются вопросом, как наиболее эффективно использовать этот потенциал?..

Итак, главным в игре ребенка является то, что она носит неосознаваемый, естественный характер. Кстати, помощь взрослым по дому вряд ли можно назвать игрой, но для наибольшего удовольствия ребенка и она может быть облечена в форму игры.

Игра — неотъемлемая часть детской жизни, внутри которой моделируется взрослая жизнь малыша. Ребенок, играя, фактически творит самого себя! И родители тоже, организуя игру ребенка, моделируют и творят его жизнь. Детская игра отражает настрой современного ребенку общества и одновременно проектирует общество обозримого будущего. Остановимся на этом более подробно.

В игре ребенка отражается дух современности, при этом сущность самой игры остается неизменной. Сегодня малыши играют в милиционеров и грабят банки, в военные годы дети изображали лихих кавалеристов. Дети подражают времени и подражали ему всегда.

Но особенно важно, что детская игра проектирует обозримое будущее общества. Из детской игры вырастает и стиль взаимоотношений. Спросите себя: чему ребенок учится в игре? Иными словами, какие модели поведения он сейчас осваивает? Нетрудно предположить, что подобные модели он начнет реализовывать, становясь взрослым.

Так что значение игры в жизни ребенка едва ли можно переоценить. Социологи утверждают, что общество через 10—15 лет будет таким, каковы сейчас игры детей.

В детской игре нет другого предмета и другого продукта, кроме самого действия. Иными словами, игра — это действие само для себя, неисчерпаемый мир творчества, удовольствия и, конечно, развития.

Например, ребенок, играющий в мяч, отделяет себя от игры. Его действие направлено на само умение играть в мяч, саму возможность игры. То есть ребенок не столько наслаждается тем, что он играет именно в мяч, сколько тем, что он вообще играет, что он внутри игры. Кстати, само понятие «внутри игры» обретает особый смысл в связи с компьютерными играми.

Психологами достаточно много сказано о коварстве компьютерных игр, продолжаются дискуссии о том, что именно они развивают и развивают ли вообще. Оставаясь в стороне от этих дискуссий, отметим, что компьютерные игры детям четырех-пяти лет практически противопоказаны. Почему?

Во-первых, они осуществляют достаточно сильный удар по зрению и нервной системе ребенка. Накопилось достаточно много исследований, показывающих, что длительное, то есть более чем получасовое, сидение детей за компьютером ведет к повышеной невротизации, общему ухудшению самочувствия.

Во-вторых, именно в этом возрасте для ребенка важна игра «живая», где есть реальный межличностный контакт. Ведь игра фактически вводит ребенка в общество. Например,- подростки, значительную часть свободного времени проводящие за компьютерами, менее способны устанавливать и развивать социальные контакты, чем их более социально активные сверстники. Если дети болеют или просто чувствуют себя: дискомфортно, они практически не играют.

Сейчас во многих детских больницах вводят ставки педагогов-воспитателей. Они не только наблюдают за игровой деятельностью детей, но и сами организуют специальные игры с выздоравливающими детьми. Психологами подмечено, что специально организованные игры с болеющими детьми способствуют их более быстрому выздоровлению, помогают отвлечься от болезненных переживаний. Та же книжка-раскраска может не только очень много рассказать внимательной маме об эмоциональном Достоянии ребенка, но и помочь ребенку выздороветь.

Таким образом, игра является своеобразным показателем не только душевного, но и физического здоровья ребенка.

Итак, что дает ребенку игра? Игра для ребенка создает возможность владеть своим действием, быть хозяином своего действия, осознавать факт своего существования в конечном счете. В процессе игры происходит познание ребенком самого себя. Из многочисленных образов, проигранных ребенком в различных ситуациях, формируется обобщенный образ Я. Поэтому с полным правом можно говорить о том, что в процессе игры ребенок познает самого себя, свои возможности и умения.

Следует отметить, что ребенок может отделять себя от своих умений (изображает, что он не умеет то, что на самом деле умеет, и умеет то, чего еще не умеет на самом деле), «открывает самого себя».

Возникающий в детской игре образ самого себя, так же как и эстетический образ, связан в то же время с открытием несовпадения себя играющего с собой реальным, отстранением себя, превращением себя в загадку для себя самого. Мальчик, играющий атамана разбойников, изнутри переживает свою жизнь разбойника, глазами разбойника смотрит на пробегающего мимо другого мальчика, изображающего путешественника.

Очень удачно выразился известный детский писатель Дж. Родари: «Чтобы познать себя, надо иметь возможность себя вообразить». Воображая себя, примеряя на себя определенные роли, ребенок обращается не только к себе реальному, но и к себе возможному, желанному или нежеланному, как бы экспериментирует со своими возможностями. То есть в игре ребенок пробует различные варианты своего развития. А потому одно из фундаментальных значений игры в том, что в ней ребенок создает самого себя. Игра всегда связана с воображением себя, с созданием образа себя, а не просто с созданием себя реального.

В этом смысле все детские игры — это «игры в себя», так как любая игра предполагает отделение от себя, завершение себя с позиции роли, но в то же время и незавершенность, примеривание различных ролей, несводимость к ним. Эта игра в себя выявляет для ребенка неоднозначность его самого, несовпадение его с ним самим, его авторство по отношению к самому себе — его самосознание. Проигрываемая роль требует от ребенка активности его сознания.

В игре ребенок, принимая роль взрослого, отделяет себя — ребенка от своего образа, воображает себя взрослым. Но одновременно ребенок создает и образ взрослого, отделяя его от реального взрослого, смотрит на него со своей позиции, создает его как свой образ, а не просто копирует. Общеизвестное детское подражание взрослым в игре нельзя понять как простое воспроизведение, копирование, отражение, пусть и обобщенное, взрослого, его действий и функций. Речь идет о творческом проигрывании, «переосмыслении» поведения взрослого. С этих позиций и игра ребенка безусловно является игрой творческой.

И. Ю. Кулагина: «Образный план игры настолько важен, что без него игра просто не может существовать».

Содержание игр определяется закономерностями психического развития ребенка, опосредуется культурой, временем и конкретной средой.

Игра очень значима и в социально-психологическом плане, а именно в плане взаимоотношений ребенка и взрослого. Если вне игры взрослый для ребенка либо не отделен от него, связан с удовлетворением его потребностей (в пище, тепле, защите и т. п.), либо отделен как безусловный авторитет, как образец для копирования, подражания (что особенно характерно для обучения), то в игре это отношение в корне меняется. Ребенок, играя во взрослого, изображает его действия. Причем не просто отражает и копирует мир взрослых, но, создавая образ взрослого, воображая его, обнаруживает несовпадение его с самим собой. Так рождается понимание ребенком своей индивидуальности.

В игре происходит усвоение общих смыслов и мотивов человеческой деятельности, воспроизведение социальных отношений, религиозных представлений. Через игру ребенок в опосредованной форме включается в жизнь взрослых. Это не просто моделирование деятельности взрослого, а свободно-творческое обращение со смыслом деятельности взрослого.

Ребенок, изображающий страх, может, конечно, внушить себе страх настоящий, но, как только он начинает бояться всерьез, игра перестает быть игрой. В собственно игре ребенок всегда одновременно и зритель; две позиции, два плана в сознании ребенка и их одновременность и определяют феномен игры.

Особое значение игра имеет для развития произвольного поведения, главным для которого является именно осмысление ситуации и отношения к ней ребенка.

В игре отрабатывается и функция самоконтроля. Играя, ребенок, с одной стороны, выполняет свою роль, а с другой — контролирует свое поведение. Смысл выполнения роли не в подчинении образцу, заложенному в ней, а в создании образа, в отстранении от этого образца, переосмыслении его. Поведение взрослого здесь, конечно, не готовый образец для ребенка, а материал для создания образа, который, в отличие от образца, объемен, неоднозначен, а главное, не усваивается извне, а создается самим ребенком. Ребенок «воображает» нечто другое, представляет что-то более красивое, или возвышенное, или более опасное, чем в реальности. Ребенок видит себя принцем, добрым волшебником или львом. При этом он испытывает такую степень восторга, которая совершенно роднит его с мыслью, что он и взаправду принц, хотя обыденная реальность при этом не вытесняется полностью из его сознания.

Вовлекаясь в игру, обычные предметы постепенно начинают использоваться в новом значении, опосредованном игровой ситуацией, то есть обретают символическую функцию. Символические процессы сопровождают и освоение социальных ролей, когда дети играют, к примеру, в шофера, няню, учителя, маму или папу. В отличие от обычных физических упражнений, символическая игра предполагает деятельность в, условиях воображаемой реальности. Игра — это бескрайний мир, где фантазия реальна, а реальность до неузнаваемости фантастична.

Таким образом, игру; можно понимать как доставляющую удовольствие добровольную деятельность, которая включает в себя широкий спектр повторов и вариаций исследовательского поведения ребенка. О педагогическом значении игры и ее роли в психическом развитии ребенка написано много. Очень распространено понимание значения игры с точки зрения познания ребенком окружающего мира и самого себя: «Рассмотрим, чем игра полезна ребенку. Во-первых, она учит его тому, что такое мир — что такое верх и низ, что такое мягкое и твердое, что такое сплошное и прерывистое, что такое внутри и снаружи, что такое мокрое и сухое, что такое форма. Во-вторых, позволяет разобраться в себе самом. Он узнает, что он может сделать во внешнем мире, в чем он силен и в чем он слаб и как ряд неудач может привести к успеху. Играя, он укрепляет свои мускулы, улучшает восприятие, овладевает новыми умениями, освобождается от избытка энергии, испытывает различные решения своих проблем, упражняется в решении жизненных задач, учится общаться с другими людьми и, наконец, познает ценности и символы своего мира» (И. Берлянд).

И. Ю. Кулагина: «В игре образом служат не моральные нормы или иные требования взрослых, а образ другого человека, чье поведение копирует ребенок. Самоконтроль появляется только к концу дошкольного возраста, поэтому первоначально ребенку нужен внешний контроль — со стороны его товарищей по игре. Дети контролируют сначала друг друга, а потом — каждый самого себя. Внешний контроль постепенно выпадает из процесса управления поведением, и образ начинает регулировать поведение ребенка непосредственно».

Игра, помимо названных выше, выполняет еще и диагностическую функцию — определение дарований ребенка. Но игра же способна и развить это дарование! Например, сейчас модно обучение иностранным языкам едва ли не с пеленок. Позитивные и негативные аспекты этого еще предстоит изучить, а пока в специализированных детских садах дети с огромным энтузиазмом играют роли иностранцев в течение долгих часов. При том что занятия по традиционной схеме утомляют их уже в первые минуты! В игровой форме дети намного быстрее и эффективнее усваивают то, что им хотят сказать взрослые. При этом игровая форма позволяет достаточно быстро заметить, кто имеет склонность к языкам, а кто — нет. В игровой форме значительно легче перейти с одного предмета учебы на другой. Таким образом детская психика не травмируется.

Время детства нацелено на приобретение умений, необходимых для жизни, которые не являются врожденными; поэтому человеку дано особенно длинное детство, ведь чем совершеннее работа, тем дольше должна быть подготовка к ней. В игровой деятельности ребенок овладевает жизненно важными навыками и закрепляет то, что ему дано природой. При этом овладение жизненными навыками происходит в наиболее удобной для него форме.

Но игра — не только реализация природного потенциала, это еще и приобщение к культуре. Вспомним приведенную выше фразу Й. Хейзинги о том, что, если проанализировать человеческую деятельность «до самых глубин сознания», она покажется не более чем игрой. Получается, что даже жизнь взрослого — игра? Конечно же нет. Просто перефразируя известное высказывание о том, что все мы родом из детства, можно сказать, что все наше поведение родом из детской игры.

Г.Л. Лэндрёт «Ребенок играет свободно в атмосфере благожелательности и безопасности».

Чему мы обучаем ребенка в игре? Учим драться — он так и будет себя вести в обществе. Учим эффективно общаться — нетрудно предположить, что и общаться он будет более эффективно по сравнению со сверстниками. Понаблюдайте, как знакомятся и общаются дети. Если они дружны, они просто играют! А во что играют дети? Вновь и вновь мы убеждаемся в том, что детская игра — отражение мира взрослых, из которого она неутомимо черпает материал.

Социальная природа детской игры заключается не только в том, что в ней воссоздаются и осваиваются формы поведения в обществе и формируется способность оценивать свое поведение с точки зрения других. В игре ребенок учится осознавать свое поведение, осмысливать самого себя. Играющие дети образуют свой мир, которому и подчиняются, а нарушитель изгоняется из этого мира. Обратите внимание на детские игры. Если играет группа ребят, то малыш либо в игре, либо вне игры. Иного не дано. Помните, «кто в прятки идет — собирайся народ»? Детская игра — это узкокорпоративное занятие. Причем «участники»! этих «корпораций» могут меняться достаточно регулярно, создавая все новые и новые «корпорации».

Таким образом, в самом общем смысле игра является деятельностью, в которой наиболее полно проявляются грани человеческой деятельности вообще. И в этом плане игра очень показательна. Психологи отмечают, что в отличие от так называемой серьезной деятельности в игре присутствует чувство свободы. При работе («серьезном деле») приятно не само занятие, а цель, которая этим достигается. В игре, наоборот, приятно само занятие, которое производится без всякой цели. В этом плане игра носит неутилитарный, порой вообще не привязанный к практической деятельности характер. Игра — это свободная деятельность, которая не продиктована необходимостью. Это выход за рамки повседневной жизни, пространство, наиболее благоприятное для развития ребенка.


Корзина пуста
Мы принимаем к оплате платежные карты Visa и MasterCard
Аттестат нашего WM идентификатора 156118998045